Современность

Следующий этап истории заповедника связан с именем Владимира Николаевича Сукачева.

Никаких документов о судьбе заповедника «Лес на Ворскле» в первые годы после закрытия Зоопсихологической станции не сохранилось. И.Х.Блюменталь (1986) в воспоминаниях о совместной работе с В.Н.Сукачевым отмечает, что одним из основных направлений исследовательских работ кафедры геоботаники биологического факультета Ленинградского университета в этот период были стационарные многолетние комплексные исследования лесных сообществ на научно-исследовательской станции «Лес на Ворскле» в Белгородской области, которые проводились с 1934 г. Но, только в 1937 году, согласно Приказу по Управлению Высшей Школы Наркомпроса РСФСР №38 от 22.06.1937 г., "Лес на Ворскле" был введен в список действующих учебно-вспомогательных учреждений Ленинградского университета. В охраняемую природную территорию был включен практически весь лесной массив бывшей Шереметевской "Заказной рощи". В. Н. Сукачев был назначен директором заповедника и возглавлял его до 1948 г.

«Сукачевский» период в «Лесу на Ворскле» характеризуется проведением активных комплексных научных исследований. В работе участвовали, кроме геоботаников, специалисты по позвоночным, энтомологи, микологи, альгологи и почвоведы. Сукачев писал впоследствии, что идеи о биогеоценозе как особенном природном объекте и о необходимости выделения особой науки биогеоценологии сформировались у него во время комплексных исследований в «Лесу на Ворскле» (Блюменталь, 1986). Уже в 1939 году вышел первый выпуск научных трудов заповедника под редакцией В. Н. Сукачева.

Работа заповедника «Лес на Ворскле», как научной и природоохранной организации, в это время была обусловлена глобальным мышлением его руководителя с одной стороны, и общим положением заповедного дела в России – с другой. В научных и общественных кругах шли жесткие дискуссии о назначении заповедников и их основных задачах. Преобладал утилитарный, прагматический подход, который и закрепился на государственном уровне. Заповедники делились на полные и неполные, охотничьи, рыбно-охотничьи, заповедники-питомники и т.п.( Труды 1-го Всероссийского съезда по охране природы, 1930). Хозяйственные интересы стояли на первом месте. Все это не могло не отразиться на деятельности заповедника «Лес на Ворскле», юридическое положение которого оставалось весьма неясным. В основные задачи заповедника Сукачев включал три пункта: «1. Путем разностороннего комплексного изучения природы заповедника и его окрестностей подвести теоретический фундамент под разработку наиболее рациональных приемов использования природных богатств края и поднятия их продуктивности. 2. Создание показательного лесного хозяйства с развитием в нем лесных культур и обогащением местной древесной флоры. 3. Быть базой для проведения учебной и производственной практики студентов биологического факультета ЛГУ.» (Сукачев, 1939). Однако, при этом необходимо учесть особый взгляд Владимира Николаевича на «Лес на Ворскле». Он считал, что «…название «заповедник» уже не может точно характеризовать это учреждение. Здесь имеется научно-исследовательская станция, охватывающая своими работами значительно более широкий район, а потому правильней говорить о лесостепной научно-исследовательской станции, при которой имеется заповедник, охватывающий территорию указанного леса. За этой станцией и оставляется ныне наименование «Лес на Ворскле»(Сукачев, 1939) . И, будучи верен своим принципам, спецификой научной тематики заповедника, отличающей его от тематики других научно-исследовательских учреждений, Сукачев определил, во-первых, сосредоточение внимания на более крупных теоретических и методических проблемах, во-вторых, использование в научной работе именно того, что дает заповедник, т.е. изучение природы в мало измененном рукой человека виде. Основные стационарные научно-исследовательские работы были начаты в 1935 г. в наиболее ценном участке высокоствольной вековой дубравы, которая была отнесена к «абсолютному заповеднику». Вся территория заповедника делилась на «абсолютный заповедник», «простой заповедник» и охранную часть с различным режимом охраны. К режимам охраны были привязаны и научно-исследовательские темы.

Такое деление сохранилось и в послевоенное время. Приказ №11 по заповеднику «Лес на Ворскле» от 21 апреля 1945 г. за подписью директора заповедника В.Сукачева гласит: «В подтверждение ранее изданного приказа считать абсолютным заповедником лишь нагорную равнинную часть 10 квартала, занятую высокоствольным 250-летним липово-дубовым лесом, а также часть 5 квартала такого же высокоствольника между дубовой рединой и склонами балок. На этих территориях не разрешается не только всякого рода пользование лесом, но и уборка сухостоя. Остальная часть 10 и 5 кварталов, занятая старым высокоствольным дубняком, а так же такие же участки в квартале 8, считать простым заповедником. В нем всякого рода рубки сырорастущего леса, а также кустарников, не разрешаются, но уборка сухостоя и валежа должна производиться. На остальных лесных территориях заповедника «Лес на Ворскле» пользование лесом осуществляется в соответствии с законоположениями, касающимися лесов, находящихся в ведении Главлесоохраны при СНК СССР». Проведение научно-исследовательских работ стационарного, длительного характера Сукачев определил главнейшей задачей заповедника (Арбузова, 2005).

События Великой Отечественной Войны 1941-1945 г.г. Не обошли стороной и «Лес на Ворскле». На 22 июня 1941 г., 18 часов вечера в помещении летнего театра пос. Борисовка была назначена лекция члена-корреспондента Академии наук СССР, профессора В.Н.Сукачева — директора заповедника «Лес на Ворскле» (Мыц, Жерновая, 2000). Но, началась война...

С октября 1941 по август 1943 г. Борисовка была оккупирована. Отпечаток достаточно сильного антропогенного воздействия в период Великой Отечественной войны дубравы заповедника «Лес на Ворскле» несут на себе до сих пор. (Шаповалов, Арбузова, 2005).

Во время войны были утрачены научные архивы заповедника, в том числе материалы лесоустройства 1928 г. Единственное упоминание о судьбе архивов заповедника мы находим в письме В.Н.Сукачева к С.Я.Карповой, написанное в Свердловске 9 апреля 1942 г.: «Имел письмо от сотрудников заповедника «Лес на Ворскле». Из них В.Н.Карандина приехала в Казань, а остальные в Новохоперский заповедник близ г. Борисоглебска Воронежской области. Все ценное из Борисовки им удалось вывезти.» (С.Я.Карпова, 1986). Дальнейшая судьба архива неизвестна. Существует предположение, что документы попали в Воронежский областной архив, который сгорел во время боев за освобождение Воронежа.

Все тяготы предвоенных и послевоенных лет работы в заповеднике легли на плечи Зои Михайловны Саниной — заместителя директора заповедника. По воспоминаниям её родных, осенью 1941 г. , когда немцы стали подходить к Борисовке, Зоя Михайловна с двухлетней дочкой и бабушкой пешком пошли в Хоперский заповедник. С собой они несли все ценные документы заповедника.

17 августа 1943 г., на основании распоряжения Борисовского Райсовета от 8 августа 1943 г. вышел приказ №1 о восстановлении работы заповедника. Санина вернулась в Борисовку и, засучив рукава, принялась за востановление заповедника: расчищали завалы, накладывали повязки на раненые дубы, разминировали некоторые участки. Приходилось работать с рассвета до заката, а в помощь ей дали пленных немцев. Уходя утром на работу, Зоя Михайловна прощалась с дочкой. Всякое могло случиться. За восстановление заповедника «Лес на Ворскле» 15 мая 1945 г. Зоя Михайловна Санина была награждена орденом «Знак почета».

В послевоенное время заповедник сначала передается Министерству высшего образования СССР (1948 г.), а затем Министерству лесного хозяйства СССР (1950 г.).

В 1951 году постановлением Совета Министров СССР было ликвидировано большое количество заповедников, а площадь оставшихся значительно сокращена. Почти на три десятилетия «Лес на Ворскле» стал учебно-опытным лесным хозяйством Ленинградского государственного университета. С 50-х годов в «Лесу на Ворскле» вновь активизируется научная деятельность. Большой вклад в изучение природного комплекса нагорной дубравы внесли Г.А.Новиков, А.С.Мальчевский, Э.К.Гринфельд, А.С.Данилевский, Ю.Н.Нешатаев, Т.К.Горышина, В.С.Ипатов, О.В.Петров, Е.К.Тимофеева, О.Г.Растворова, А.А.Стекольников и другие

Событием в научной жизни учлесхоза стало участие «Леса на Ворскле» в 1967-1974 гг. в Международной биологической программе, которая объединила под эгидой ЮНЕСКО ученых 67 стран мира в целях изучения биологической продуктивности основных типов экосистем планеты.

В 1979 году благодаря усилиям работавшего тогда директором учлесхоза Степана Ивановича Самиляка, а также Тамары Константиновны Горышиной, Юрия Николаевича Нешатаева и ряда других преподавателей и сотрудников университета был восстановлен статус заповедника. Однако, он по-прежнему оставался в ведении Ленинградского университета и сколь-либо существенных перемен в содержании деятельности «Леса на Ворскле» не произошло.

Распоряжением Правительства Российской Федерации от 14 февраля 1994 года государственный природный заповедник «Лес на Ворскле» передан в ведение Минприроды России. Тогда же вокруг заповедника была установлена охранная зона общей площадью 488 га. А 26 сентября 1995 года Распоряжением Правительства Российской Федерации в состав заповедника «Лес на Ворскле» включен участок «Острасьевы яры» площадью 90 га, расположенный в Борисовском районе.

Распоряжением Правительства Российской Федерации от 29 марта 1999 года заповеднику «Лес на Ворскле» переданы расположенные на территории Белгородской области участки Центрально-Черноземного государственного природного биосферного заповедника имени профессора В. В. Алехина «Ямская степь», «Лысые горы» (Губкинский район) и «Стенки-Изгорья» (Новооскольский район) общей площадью 1003 га, а государственный природный заповедник «Лес на Ворскле» переименован в государственный природный заповедник «Белогорье».

 

Литература.

Арбузова М.В. В.Н.Сукачев — организатор комплексных научных исследований в заповеднике «Лес на Ворскле».//История заповедного дела: Материалы международной научной конференции. - Борисовка, 2005.- С. 20-22.

Блюменталь И.Х. В.Н.Сукачев на биологическом факультете Ленинградского университета.// Сб.: Владимир Николаевич Сукачев: Очерки, воспоминания современников.- Л.: Наука, 1986. С.20-24

Мыц Н.Н., Жерновая А.В. Наш край в годы Великой Отечественной войны.// Борисовка. Исторические очерки. Белгород: Изд.дом «В.Шаповалов», 2000. С. 127-149.

Сукачев В.Н. Лесостепная научно-исследовательская станция “Лес на Ворскле”, ее задачи, организация и направление научных работ. // Ученые записки ЛГУ, 1939, №28, Сер.биол., вып.7, С.3-9

Труды 1-го Всероссийского съезда по охране природы. изд-во Всероссийского о-ва охраны природы, М.: 1930 – 224с.

Шаповалов А.С., Арбузова М.В. Последствия оккупации в годы Великой Отечественной войны для заповедника «Лес на Ворскле».//Заповедники в Великую Отечественную войну (1941-1945): Сб.материалов / Отв.редактор А.А.Власов. - Курск, 2005. - С.22-29.

Карта

веб-ГИС заповедника

Внимание!

Актуально

Заповедный урок

Марш Парков - 2017

Конференция школьников

Группа в Фейсбуке

Гаичка - Птица 2017 года

Вход на сайт